707e326b     

Садовский Михаил - Фитиль Для Керосинки



Михаил Садовский
Фитиль для керосинки
СОДЕРЖАНИЕ:
ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ.
От автора
АГАФЬЯ ПАВЛОВНА
БЛУЗКА
ВАЦЕК
МААРИВ
РОЗА
ПЕРЕДАЧА
ВНУК
ТАТЬЯНА ИСААКОВНА
ФИТИЛЬ ДЛЯ КЕРОСИНКИ
ОСКОЛОК
ЧАЙКИ КРИЧАТ...
ТРЕТИЙ ЗВОНОК
ГОЛУБЫЕ СТУПЕНИ
ГОЙКА
СТИХИ
ПРИЧИНА
ОБЫЧНАЯ ИСТОРИЯ
ФЕЙС АП
ПАРНУСЕ
ПУСТЫРЬ
ДЕВЯНОСТО
ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО
ТАКИЕ ГОДЫ
ГЛАВА I. СУДЬБА
ГЛАВА II. ДОКАЗАТЕЛЬСТВО
ГЛАВА III. ИЗМЕНА
ГЛАВА IY. ЛИЗАВЕТА
ГЛАВА Y. ВСТРЕЧА
ГЛАВА YI. НОВИЧОК
ГЛАВА YII. СОЛОМА
ГЛАВА YIII. ВИЗИТ
ГЛАВА IX. НОВЫЙ ГОД
ГЛАВА Х. МАМА.
ГЛАВА XI. БЕДА
ГЛАВА ХII. ВРЕМЯ
ГЛАВА ХIII. ПАСХА
ГЛАВА ХIY. ВЗРОСЛЫЙ
ГЛАВА ХY. ЗАЧЕМ
ГЛАВА ХYI. ПОБЕГ
ГЛАВА ХYII. ВЧЕРА
ГЛАВА XYIII. ЦЕЛЬ
ГЛАВА XIX. В КОНЦЕ КОНЦОВ
ГЛАВА XX. ПОРА
ГЛАВА XXI. ЗАВТРА
ГЛАВА ХХII. ВСЁ РАВНО
ГЛАВА ХХIII. ОГОНЬ
ГЛАВА XXIV. ИТОГИ
ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ.
В далеких пятидесятых Миаил Садовский открыл для меня творчество Булата
Окуджавы. И теперь, спустя полвека, мы вместе с Мишей вспоминаем крылатое:
"Давайте говорить друг другу комплименты." Мудро это сказано, очень мудро. И
все же каждый, кто слышит комплимент первым, рискует оказаться в положении
петуха из басни Крылова. Вот почему, (вы поймете это, дорогой читатель), я
испытываю сейчас невольное смущение. Ведь совсем недавно, еще, не успев как
следует перехать из Москвы в Нью Йорк, Михаил Садовский опубликовал обо мне
хвалебнейшее эссе, ну, прямо-таки настоящую оду написал! Читал ее в "Русском
базаре" и ерзал в кресле -- неужто это обо мне? Начал было объясняться с
автором, но тот решительно перебил меня: "Не запрещай мне удивляться! Это
мое основное право! По крайней мере здесь, в Америке -- право на удивление!"
Право на удивление. Оно вроде бы есть у каждого, но, наверное, разница в
том, что один будет удивлен только в случае, если марсианин, похожий на
осьминога, выйдет из своего заоблачного корабля и попросит прикурить, а
другой... В этом как раз и собака зарыта: способность удивляться обычному,
даже обыденному -- это талант.
Пытаясь сейчас сжиться с новыми героями Михаила Садовского, я осознаю: Миша
умеет удивляться любому, с кем сводит его Фортуна. И обыденное тут же
переводит в поэтичное. Даже если речь идет о тех, кто давно уже канул в
Лету.
Ротшильд... Толстосум Ротшильд, решил никогда не умирать. Но что для этого
сделать?
В Касриловку езжайте, --
Дают ему совет, --
Чтоб там богач скончался!?
Никто не помнит. Нет.
Шоломалехемовская ирония вошла теперь в поры стиха и вмонтирована (очень
уместно!) в либретто оперы "Песнь Песней".
Не ищите либретто в этой книге. Ибо я --то хочу сказать о Мише Садовском
совсем не с позиций аналитика данного сборника, а как свидетель его
вхождения в музыкальный мир. Я не оговорился -- именно, в музыкальный. Хотя
первоначальная профессия Садовского -- инженер (со степенью кандидата
технических наук). И упомянутое мною оперное либретто Садовского, где
оживают дорогие нашему сердцу одноименные персонажи Шолом Алейхема, где
касриловская атмосфера сливается с пульсом телевизионного века -- безусловное
свидетельство редкой музыкальности автора. Уверен, что новая "Песнь Песней"
станет для всех нас реальной оперой. Найдется композитор, чей слух, а лучше
сказать, чье сердце воспламенится идеей Миши Садовского.
Передо мной, так называемый, пуримшпиль в 2-х действиях "Подвиг Эсфири",
того же автора, где сольные партии вечных библейских героев перемежаются с
современными народными хорами-комментаторами. Опять-таки хочется
воскликнуть: Композиторы



Назад