707e326b     

Садовской Борис - Черты Из Жизни Моей



Борис Садовской
ЧЕРТЫ ИЗ ЖИЗНИ МОЕЙ
(Памятные записки гвардии капитана А.И. Лихутина,
писанные им в городе Курмыше, в 1807 году)
Ольге Геннадьевне Чубаровой
Часть первая
Судьба так положила, что счастьем всей жизни моей обязан я покойному
благодетелю, Светлейшему Князю Григорию Александровичу. Единственно ему я
одолжен как удачливым прохождением службы и умножением достатка, так и
блаженством счастия супружеского. Сим воспоминанием великодушному
покровителю возлагаю на гробницу признательный венок.
Покойный родитель мой, Иван Прокопьевич, служил в конной гвардии еще
при Государыне Елисавете. При нем Светлейший и службу начал, поступя в оный
полк рейтаром1. Батюшке тогда было лет поболее тридцати; Светлейший же был
его гораздо младше. Однако старательностью и усердием по службе превосходил
он многих, за что на третий год произведен в капралы. Как батюшка, гнушаясь
пустого чванства, подчиненным людям оказывал снисхождение, то скоро и
капрал Потемкин стал к нему за всякое время вхож. Годами пятью позднее
соединился с ними старый Потемкина товарищ, Василий Петрович Петров. Сей
последний приехал из Москвы искать счастия в Петербурге, но, путного не
найдя и исхарчившись даром, проживал на иждивении приятеля. Имя Петрова
вовеки не забудет Камена русская2. Скоро три сии друга стали неразлучны.
Батюшка не однажды потом вспоминал, как, бывало, почасту собирались
они втроем, проваживая досужие часы в чтении и беседах. Щелкая за круглым
столом орехи, в зимние долгие вечера за самоваром коротали они время. У
батюшки и тогда не водилось ни вина, ни карт. Скоро обстоятельства их
разъединили. Старший из троих друзей, утомясь службою, тотчас по кончине
Государя Петра III взял отставку3 и поселился близ Симбирскова в родовой
деревне; середний стяжал славу великого пиита при дворе Великой Екатерины;
младшего же слепая Фортуна вознесла на несказанную степень почестей и
славы. В сем случае, однако ж, оная возливая баловница не завязывала себе
очей, ибо заслуги Светлейшего перед Отечеством и Монархиней по
справедливости пребудут незабвенны.
В 1779 году минуло мне шестнадцать лет4. Батюшка снарядил меня в
Петербург на службу. Благословя меня материнским образом Скоропослушницы
(матушка скончалась, когда мне шел второй год), взял он с меня клятвенное
обещание честно служить и помнить присягу, паче же всего удаляться
развратного сообщества и картежной игры. Засим вручил он мне письмо к
Светлейшему. По зимней дороге в две недели приехал я в столицу.
Продолжительность сей поездки нимало меня не утомила. Днем развлекали мой
путь станции и постоялые дворы, где много свел я приятных знакомств. По
ночам луна сияла над снеговой равниной. Под звон колокольчика, слушая
ямщицкие песни да вой волков, летел я, дремля, в кибитке.
К Светлейшему на прием отправился я на третий день по приезде.
Смятенный и оробелый, быв еще в ту пору совершенным деревенским недорослем,
взошел я, озираясь, в пышную приемную. Княжеский секретарь, подошедши,
учтиво опросил, кто я, откудова и по какой надобности прибыл; ответы мои
занеслись на особый лист. Смиренно став в дверях, видел я множество вельмож
и генералов, из коих иные спесиво и с небрежением на меня взирали. И
немудрено: в деревенском коричневом кафтане и шерстяных чулках, с
примазанной маслом косою, спустя руки, неприглядную, должно быть, являл я
фигуру. Прием еще не начинался. Незапно дверь из кабинета распахнулась, и
вот Князь в собольем шлафроке вышел в залу. Все с поклонами засу



Назад