707e326b     

Садур Екатерина - Мальчик Со Спичками



Екатерина Садур
Мальчик со спичками
Мы не знали, что мы злые, и если бы нам сказали об этом, ни одна бы из
нас не засмеялась, согласившись: "Да, я злая. Ну и что?" Наоборот, мы бы
стали горячо доказывать: "Я добрая, потому что..." -- и не смогли бы сказать
почему.
Мы ненавидели мальчиков. Старших мы безумно боялись: они догоняли нас в
два прыжка и били до синяков. Младших мы истязали: они были слабее нас и не
могли с нами справиться.
Самого опасного из них, десятилетнего Романа, мы мечтали поймать и
отхлестать крапивой.
-- Мы будем пороть его до тех пор, пока он не заплачет, -- сказала
Наташка Глыбина. У нее было кукольное личико с про-
нзительными глазами и ровные молочные зубы.
-- Мы не сможем его догнать, -- возразила я. -- Он слишком быстро
бегает.
-- А никто и не побежит за ним, -- ответила Наташка. -- Мы его заманим.
Ты скажешь, что тебе купили новую машинку, у которой от-крываются дверцы. Он
тут же попросит показать, и ты поведешь его к нам. А мы будем ждать его с
пучками крапивы. Поняла?
-- Поняла, -- усмехнулась я. -- Только крапиву нужно рвать в перчатках,
иначе она обожжет нам пальцы.
-- Хороший план, -- согласились мы и забыли про Ромку.
-- У нас за домом умер крысенок, -- сказала Наташка. -- Я видела
сегодня утром, как он лежал под кустом.
-- Надо похоронить, -- ответила я. -- Пойдем, сделаем ему могилку.
Мы пошли за дом. По дороге Наташка терла кулаком свои пронзительные
глаза, но слезы все равно сбегали по лицу и непо-
движными каплями зависали на подбородке.
-- Не могу, когда животные умирают!
Я промолчала.
Навстречу нам из подъезда вышла маленькая Таня Афонасик. Она вынесла
книжку "Мойдодыр".
-- Куда вы? -- спросила Таня.
Мы остановились и посмотрели на нее.
-- За домом умер крысенок, -- сказала я. -- Мы хотим его похоронить.
-- Можно с вами? -- попросилась маленькая Таня и протянула нам книжку
"Мойдодыр". Мы пролистали цветные картинки и по складам про-читали несколько
строк.
-- Хорошая книжка, -- сказала я.
-- Хотите порвать? -- спросила Таня.
-- Можно, -- согласились мы.
Мы торопливо вырвали несколько листов и бросили книжку в кусты.
Разноцветные клочки повисли на ветках. Подул ветер и перелистал уцелевшие
страницы.
Мы свернули в палисад за домом Наташки, и она повела нас между ровными
рядами берез. Мы были маленького роста, и листочки с самых нижних веток и
самая высокая трава распускались на уровне наших глаз. Я четко видела
царапины на стене. Это я провела их кирпичом специально для Тани Афонасик,
когда мы играли в прятки с большими детьми. По этим царапинам она должна
была добежать до меня. Я специально чертила низко, чтобы она увидела их,
опустив глаза. А высокие дети так ничего и на заметили, царапины были на
уровне их локтей.
-- Вот здесь, -- показала Наташка и уперлась пальцем в глубо-кий крест,
вырезанный стеклом на стволе. Толстые корни дерева выступили из земли, и
между ними образовалась ложбинка. В ложбинке лежал крысенок, до глаз
прикрытый лопухом.
-- Я сделала ему одеяльце на время, -- объяснила нам Наташка.
-- Похороним его прямо здесь, -- предложила маленькая Таня и прутиком
отодвинула лопух. -- Будем знать, что его могилка у помеченной березы.
Мы подняли глаза: ствол березы бесконечно тянулся вверх, и в гладкое
небо светлой изнанкой вниз были впечатаны листья. Подул ветер, листья
перевернулись, показав темную поверхность.
-- Уж лучше под кустиком бузины, -- попросила я.
Куст бузины был низким, но разросся вширь, и верхние ветки сплелись



Назад