707e326b     

Садур Нина - Поле (Чудная Баба - 1)



Нина Садур
ЧУДНАЯ БАБА
ПОЛЕ (пьеса первая)
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Лидия Петровна.
Баба.
Совхозное картофельное поле. Вдалеке желтая роща. Серое небо. Холодно.
Однообразно. Пустынно. По полю бредет Лидия Петровна. Ее прислали с группой
товарищей на уборку картофеля. Она заблудилась.
Лидия Петровна. Ну что же... ну что же это такое... я ноги сломаю. Здесь
же ходить нельзя... как же они объяснили - все прямо, прямо... здесь все
прямо, а ничего нет. Куда же все делись-то? (Кричит.) Товарищи! Александр
Иванович! (Помолчав.) Глупо кричать в голом поле... Может быть, это другое
поле? Наше - картофельное. (Поднимает картошку.) Это тоже картофельное.
Ой-ей-ей-еи, кто же так картошку содержит, она же сгниет, бедная...
Вдруг Лидия Петровна замечает Бабу, которая давно уже скачет рядом с ней
по буграм и рытвинам.
Ой! Гражданочка... э... женщина, женщина! Подождите! Стойте! Вы местная,
да? Ой, я не могу, я так рада, вы откуда взялись? Я заблудилась тут у вас.
Скажите, пожалуйста, как мне пройти на третий участок... это не третий
участок, нет? Тут не разберешь... Людей нету почему-то.
Баба. Ты есть.
Лидия Петровна (слегка опешив). Я? Ну да. Я хочу спросить у вас... как мне
на третий участок. Нас послали убирать... я опоздала, все наши ушли... А никто
толком не говорит, запугали меня. Ну что же вы молчите? Я не знаю, как вас
называть?
Баба. Тетенькой зови.
Лидия Петровна (помолчав). Вот. Мне нужен третий участок. Где это?
Баба. А там! (Машет рукой куда-то.)
Лидия Петровна. Где "там"? Я не поняла.
Баба хихикает.
Вы какие-то странные... совхозники. Вы хотите, чтобы вам картошку убирали?
Зачем вы смеетесь? Мы к вам не напрашивались.
Идет. Баба идет рядом, хихикает.
Я правильно иду, туда?
Баба (радостно). Туда! Туда!
Лидия Петровна. Ужас какой-то. Условии нам не создали, столовая, это ужас,
страшно войти. Настроения никакого нет, холодно, грязно. Наши девочки... ох...
у вас ноги голые. Вы же простудитесь. Нельзя в резиновых ботах, без чулок... я
не знаю, какой-то сплошной ужас.
Баба (всхлипнув). Добренькая.
Лидия Петровна. Да что вы, в самом деле, неужели у вас чулок нету?
Баба. Нету.
Лидия Петровна. Как нету? Сейчас октябрь. Я не понимаю. Я вам как женщина
говорю, вы все себе простудите, вы что думаете, это шутка с голыми ногами в
октябре?
Баба смотрит на нее искоса, стыдливо, испытующе.
Ну хотите, я вам дам... дам чулки... только это очень странно.
Баба. Хочу.
Лидия Петровна. Ну не сейчас же! У меня нету лишних с собой.
Баба. Сейчас!
Лидия Петровна. Как то есть?
Баба смеется.
(Вглядывается в Бабу, с жалостью.) Ах, вон оно что... бедная... ты же вон
какая... А так сразу и незаметно, лицо, вроде, нормальное... хотя кто вас
разберет, бедная. Ну что же, никто за тобой не следит, не ухаживает? Кто-то же
есть у тебя?
Баба. Ты есть.
Лидия Петровна (растроганно). Ну что ты, милая... Я уеду в город, у меня
там семья, работа. Дай я тебе платочек поправлю. (Поправляет.) Вот так. Дует
тебе? Поддувает?
Баба. Не уедешь...
Лидия Петровна. А чулочки я тебе дам, ты приходи в обед к столовой, я
принесу. Придешь?
Баба энергично кивает, облизывается.
И голодная, наверное. Ты кушать хочешь?
Баба. Хочу.
Лидия Петровна. Да что же это? Тебя не кормят, что ли? Ты же, наверное,
живешь в приюте каком-нибудь. Есть тут у вас что-нибудь для таких, как ты? Где
ты живешь?
Баба (смеется легко и радостно). Везде!
Лидия Петровна (невольно смеясь). Ах ты, птичка божия... ничего тебе не
надо, холода не чувствуешь, голода не



Назад