707e326b     

Сакредова Ольга - Терем Желаний



ТЕРЕМ ЖЕЛАНИЙ
Ольга САКРЕДОВА
Анонс
Что стоит за холодной надменностью бедной, но гордой библиотекарши? Боязнь жизни - или горький опыт, научивший молоденькую женщину никогда не доверять мужчинам?
Что скрывает за “маской победителя” знаменитый архитектор? Привычку небрежно играть чужой любовью - или отчаянную, тайную надежду обрести однажды свою любовь?
Так встречаются “два одиночества”. Две смятенные и мятущиеся души. Так начинается история Любви.

Любви - в чем-то непростой, в чем-то - неловко-робкой, а в чем-то - попросту СЧАСТЛИВОЙ. Ибо счастье в любви никогда не приходит легко Но тем слаще однажды испытать его!
Глава 1
Слабый дождь, не прекращавшийся с полудня, вдруг обратился в неистовый ливень. Мощные струи с силой били по стеклу, небо стало почти черным, вобрав в себя остатки дневного света. В зал библиотеки вползли неуютные сумерки.
Маша быстро оглянулась в сторону окна, неодобрительно покачала головой и вернулась к чтению книги. Сцена, где главная героиня оказалась в руках мафии, а ее любимый вдали испытывал волнение, полностью захватила Машу.
- Здравствуйте, - раздался над ней мягкий мужской голос.
- Не добьетесь! - крикнула Маша в ответ, подпрыгнув от неожиданности на стуле. И покраснела.
Вместо тихого приветливого “добрый день”, приличествующего библиотекарю, у нее вырвались слова из книги. Да еще с какой интонацией! Не мудрено, что она даже не услышала скрипа входной двери - так увлеклась, и не работой.
- Ох, извините! Здравствуйте, - быстро поправилась Маша. Голос ее взволнованно дрожал, и губы против воли расплылись в широкой улыбке.
У мужчины были мокрые волосы, с которых часто капали остатки дождя на светлую не менее мокрую рубашку. На лице поблескивала роса, и даже на темных ресницах в уголках глаз скапливалась влага.

И при этом удивленно поднятые брови и во взгляде недоумение, возмущение или, может быть, обида. Он выглядел смешным в излишне подмоченном сознании собственного достоинства.
Маша опустила глаза и откашлялась. Она изо всех сил старалась подавить смех, но обескураженный, насквозь промокший посетитель сводил на нет ее усилия.
- Значит, я ничего не добьюсь? - то ли спросил, то ли подтвердил мужчина.
"Господи, меня уволят!” - со страхом подумала Маша, склонила голову, пробормотала извинения и ринулась в глубину зала, чтобы затеряться среди стеллажей, полных книг. Из груди вырвался безудержный смех, равный по силе водной стихии, бушевавшей за стенами библиотеки.

Маша тщетно пыталась совладать с собой. Она смеялась над своей реакцией: надо же так опростоволоситься перед посетителем, а его вид мокрой курицы, вернее, петуха, вносил свою лепту в уже не столь веселый смех. Ей было стыдно, незнакомец мог не видеть ее, но не слышать мог только глухой.
Протяжно скрипнула дверь и с глухим стуком закрылась.
"Точно уволят, - решила Маша. - Оставила книги без присмотра - выноси кто захочет”. И, нервно хихикая под нос, направилась к рабочему столу.
Конечно, отвратительно, недостойно встретить читателя диким хохотом. Чего доброго, он жалобу напишет начальству: поди объясняйся, что он так смешно выглядел и сама отреагировала на его появление идиотскими словами. Маша опять прыснула смехом, прикрывая рот рукой и боясь поднять глаза.
- Здравствуйте, Машенька. - У ее стола стоял завсегдатай библиотеки, сухонький старичок в рубашке навыпуск и с зонтом-тростью в руке. - Смешно мы нынче выглядим. - Он кивнул в сторону зеркала, прикрепленного к стеллажу около стола библиотекаря.
- Добрый день, Глеб Станиславович.



Назад