707e326b     

Саломатов Андрей - Я Дарю Тебе Жизнь



Андрей Саломатов
Я дарю тебе жизнь
Критики, пишущие о творчестве Андрея Саломатова, обычно пытаются
разобраться, "кого в нем больше - детского сказочника,
фантаста-авангардиста или законченного реалиста-бытописателя".
Действительно, трудно понять, как эти ипостаси могут уживаться в одном
человеке. Однако же уживаются - и неплохо себя чувствуют! Реалистические
книги Саломатова издаются в Европе, сказки принесли ему премию "Алиса", да
и авангардная фантастика ценима знатоками (премия "Странник" за рассказ
"Праздник"). А вот традиционной НФ из-под пера этого писателя выходит
немного. Тем любопытнее читать рассказ "Я дарю тебе жизнь", созданный в
полном соответствии с канонами жанра...
Видно было, что город покинули давно. Многие здания этого города были
выстроены из больших каменных плит. Глубина оконных проемов
свидетельствовала о необычайной толщине и прочности стен. Из щелей между
камнями пучками росла трава, а кое-где виднелись чахлые кривые деревца.
Широкие улицы города также заросли травой и кустарником, и на булыжниках,
служивших когда-то мостовой, грелись мелкие зверушки.
Внезапно Гавличек остановился как вкопанный, а затем подозвал к себе
Захарова. Прямо под домом в траве лежал человеческий скелет, едва
прикрытый бурыми лохмотьями. Череп убитого был сильно поврежден у виска.
- Вот и первый житель Фе, - мрачно проговорил Гавличек. Присев на
корточки, он принялся разглядывать пролом в черепе. - Ничего ударчик,
наповал.
Заметив что-то в остатках одежды, Захаров нагнулся и поднял два тяжелых
металлических цилиндрика.
- Похожи на пули, - сказал он. - Скорее всего, ружейные. Хотел бы я
посмотреть, что у них за пушки.
Гавличек взял один из цилиндриков и подкинул его на ладони. В этот
момент где-то рядом грохнуло, и в стену рядом с Захаровым что-то ударило.
Брызнули осколки камня, в траву упала расплющенная пуля.
- Шлем, - тихо проговорил Захаров, но Гавличек уже сообразил, в чем
дело. Оба разведчика надели шлемы и быстро осмотрелись. В одном из пустых
оконных проемов на противоположной стороне улицы они заметили вспышку, и
сразу же послышался выстрел. Пуля больно ударила Захарова в грудь и,
расплющившись, отскочила в траву.
- Ну, вот и второй фенянин, - сказал Гавличек и, махнув рукой, бросился
к дому.
Захаров догнал напарника на противоположной стороне. Вбежав в дом,
разведчики принялись искать лестницу. Длинный коридор закончился
просторной площадкой, откуда и начинались ступеньки.
Огромными прыжками длинноногий Гавличек одолел первый пролет и
посмотрел наверх. Метрах в десяти над ним стоял молодой человек и целился
ему в голову. Затем раздался еще один выстрел, и пуля, ударившись о шлем,
отлетела в сторону.
Отшвырнув ружье, стрелявший исчез в дверях, но разведчики быстро
догнали его и прижали к стене.
- Зачем ты стрелял в нас? - спокойно спросил Гавличек. Вдвоем им не
стоило особого труда удерживать низкорослого фенянина. Не имея возможности
даже шевельнуть рукой, молодой человек лишь злобно вращал глазами и скалил
зубы.
- Может, ты все же скажешь, зачем стрелял? - повторил вопрос Захаров.
- Убивайте, чего вы ждете! - ломающимся голосом крикнул фенянин.
- Мы не собираемся тебя убивать. Твоя жизнь нам не нужна, - ответил
Захаров. - А вот ты, кажется, за нами охотился. Зачем?
Опустив голову, фенянин тихо пробормотал ругательство и замолчал.
- Если не хочешь говорить, нам придется взять тебя с собой. - Захаров
выключил автопереводчик и обратился к напарнику: - Давай-ка его в катер.



Назад