707e326b     

Саломатов Андрей - Кокаиновый Сад



Андрей Саломатов
КОКАИНОВЫЙ САД
рассказ
"Если каждый человек на куске земли своей сделал бы все, что он может,
как прекрасна была бы земля наша!"
А.П.Чехов
Часов эдак в одинадцать вечера в Серегинскую городскую больницу
привезли странного пациента. Доставили его на милицейском Москвиче, со
связанными руками, в рубашке разодранной до пупа. По словам сопровождавшего
сержанта Тимохина больной более двух суток провел в вытрезвителе, но так и
не протрезвел. Он все время порывался пробить головой кафельную стену,
по-животному мычал и страшно вращал глазами. Документов у неспокойного
пациента при себе не было никаких. При обыске в его многочисленных карманах
были найдены совершенно ненужные нормальному человеку вещи: веточка дерева
неустановленного вида, горсть засохшего винегрета и клок окровавленных
седых волос, которые явно принадлежали кому-то другому.
На вид пациенту было не более тридцати лет, хотя и выглядел он
отвратительно. Одутловатое лицо цвета пожухшей сирени почти до самых глаз
заросло редкой рыжей щетиной, одна ноздря была надорвана, а зубы
располагались как бог на душу положит: где через один, а где и через три.
На все вопросы работников серегинского вытрезвителя пациент не то что
бы не отвечал, но как-то странно размахивал руками, бил себя кулаком по
животу и манипулировал пальцами. Приведенный специально для разговора с ним
глухонемой старик не понял ни единого жеста, о чем и написал на листе
бумаги: "Его языка я не понимаю. Может быть это иностранец. А может и
шпион". Затем, ещё раз посмотрев на больного, старик уверенно приписал:
"Нет, на иностранца он не похож. Скорее всего это бич. Дезинформатор".
Дежурный врач, принимавший вновь поступившего больного, оттянул ему
веки, заглянул в нечистый рот и, переведя дух, с отвращением констатировал:
- Ну и смердит же он. Пьян, как сапожник.
- Да уж больше двух суток прошло, - неуверенно сказал Тимохин. - Он и
был таким.
- Ну, значит сумасшедший, - устало ответил врач. - К тому же в
состоянии сильного алкогольного опьянения.
Больной в это время ерзал на стуле и с тревогой поглядывал то на
сержанта, то на доктора. А после того, как врач неосторожно назвал его
сумасшедшим и к тому же пьяным, он вдруг резво вскочил со стула и с ревом
бросился на обидчика головой вперед.
После сильного удара в живот доктор сразу как-то оживился, до сих пор
сонные глаза его заблестели, а речь стала более деловой и энергичной.
- Ну зачем вы привозите к нам этих подонков? - обиженно спросил он. -
Им место в спецприемнике, а не в больнице. Ну что я с ним буду делать? Он
же явно косит под сумасшедшего.
- Только что вы утверждали, что он сумасшедший, а теперь говорите -
косит, - возразил Тимохин, держа неспокойного пациента за шиворот. - Да и
пьяный он уже больше двух суток. Не может такого быть. Не бывает.
Тяжело вздохнув, врач уселся за свой письменный стол, побарабанил
пальцами и с тихим отчаянием в голосе спросил:
- Ну и где прикажете мне его держать? Он же всю больницу по кирпичику
разнесет и сбежит.
- У вас же есть наркологическое отделение, - ответил Тимохин. -
Наденем на него смирительную рубашку. Пусть полежит связанным, пока не
образумится.
- Громко сказано: наркологическое отделение, - ответил врач. -
Обыкновенная палата с хлипкой решеткой на окне.
При упоминании палаты с зарешеченным окном пациент замотал головой и
громко замычал.
- Что, не нравится? - не без злорадства спросил сержант, и больной
несколько раз энергично кивнул. - Так может хв



Назад