707e326b     

Самедоглы Юсиф - Весной В Жемчужном Овраге



Юсиф Самедоглы
ВЕСНОЙ В ЖЕМЧУЖНОМ ОВРАГЕ
Руководитель реанимационной бригады сидел в тенистом уголке двора и
вытирал с лица обильный - словно после бани - пот. И дыхание он переводил с
трудом, как после парной.
"Поди ж, нелегкое это дело, человека из мертвых воскрешать", - подумала
тетушка Саялы, с благоговением и суеверным ужасом поглядывая из-за
бревенчатого строения на толстого краснолицего доктора в очках,
обмахивающегося платком. Она ни на минуту не забывала, что сообщил ей сельский
фельдшер - врач этот, что так прозаично потел и отдувался недалеко от старухи,
приехал из Баку, чтобы оживить свояченицу Салахова, что в машине,
опрокинувшейся в кювет, была на волосок от смерти. Да что там на волосок!
Девушка была мертва, да, да, по-настоящему мертва, мертвее не бывает. Понятно?
И вот этот загадочный, таинственный врач... да! Ведь сельский фельдшер еще вот
что говорил: он - самый главный во всем Баку из тех врачей, кто оживляет
мертвых. Так-то! И он, значит, приехал, чтобы... Будь благословен Аллах!.. Что
творится-то, а?.. Конечно, и Салахов человек не маленький. Его знают во всех
окрестных селах и в райцентре самом, даже в Баку знают. Но вот как-то так
произошло, что свояченица такого уважаемого человека села в машину какого-то
типа, и тот тип уж и старался, верно, уж и выкобенивался перед нею, гнал
машину, как сумасшедший, а ехали они к роднику, на, так называемый, интимный
пикничок.
Вот и навернулись в овраг. О том - куда, зачем, с кем ехала свояченица
Салахова, в селе говорилось шепотом - все-таки, родственница такого человека,
не годится кричать об этом на каждом углу. А фельдшер - прибрал бы его
господь, может, на небе на что и сгодится, ни богу свечка, ни черту кочерга, -
ни в животине" ни в людях не разбирается, олух! Хорошо хоть догадались
позвонить в Баку, чтобы приехал этот толстый, в очках, не то не дожила бы
бедняжка до утра. Помоги нам, Аллах, помоги и им всем, всех жалко, все дети
человеческие, и Салахову помоги, и его свояченице, и доктору, главному из тех,
кто мертвых оживляет, всем помоги...
Тетушка Саялы с автафой в руке спустилась во двор к нужнику, когда только
начинало светать. И тут она услышала прямо над головой гул, подняла голову -
вертолет серой стрекозой в предутреннем тумане высоко в небе.
Потом узнала у соседей - на том вертолете прибыл доктор. И фельдшер
говорит, не какой-нибудь там простой доктор, а самый что ни на есть оживляющий
мертвых. Тетушка Саялы была и обрадована этим известием, и напугана
одновременно. Что же это такое? Оживляет мертвых, то есть... вопреки воле
всевышнего. Не понравится такое господу. Спаси и помилуй, все мы несмышленые
дети твои, господи! С другой стороны, - ведь жалко девушку, эта самая
свояченица Салахова такая раскрасавица, да такая хорошенькая пригоженькая, да
такая статная - глаз не оторвешь. Аллаху не могло понравиться и то, что
умирает такая молодая, и без нее на земле уж достаточно было смертей и крови -
сколько молодых жизней было загублено. И еще тетушка Саялы радовалась тому,
что, может, наконец-то... но, нет, не нужно вслух, она суеверна, вдруг скажешь
- и не удастся... Но вот уже полгода лежит старик дома и тает день ото дня,
желтеет, худеет, смотреть нельзя без боли сердечной... А этот, олух,
фельдшер... Да что там... Если кто и поможет мужу, то разве что такой
солидный, уважаемый доктор из самого Баку. Торопливо собралась тетушка Саялы и
направилась прямиком в фельдшерский пункт, может, эти врачи из Баку выпишут
к



Назад