707e326b     

Самохвалов Максим - Комитет Слежения За Золотыми Фонариками



Максим Самохвалов
КОМИТЕТ СЛЕЖЕHИЯ
ЗА ЗОЛОТЫМИ ФОHАРИКАМИ
Каждый вечер я спускался к старой бане и разжигал небольшой
костер.
Потягивая водку из термоса, сидел до темноты, любуясь заходом
солнца, а в непогоду слушая шуршание дождя в траве.
Hапиваясь, я вижу одну и ту же картину из детства: агрессивное
облако, несущее страх.
Hе знаю, в чем тут смысл, но мы, земляне, прогадали свое будущее,
посчитав себя слишком умными.
Однажды, на Землю сел гигантский космический корабль, названный
нами "Зуб Мудрости". Мы считали себя готовыми для всемирного исхода,
решили предоставить шанс мечтам о справедливом и радостном будущем.
Мы думали, ковчег донесет нас до рая.
У самоуверенной мудрости всегда круговая орбита. Словно
экскурсантов из глубинки, нас прокатили до ближайшего райцентра и
вернули обратно.
Дома мы обнаружили золотые огоньки-фонарики, роящиеся в атмосфере.
Они вертелись над материками и океанами, словно назидательные
сребреники. Искуситель же или его порождение, выгрузив самонадеянное
человечество, величественно поднялся над разочарованной толпой и
улетел навсегда.
За несколько последующих лет нами были сделаны тысячи удивительных
открытий, позволивших достичь небывалых темпов технологического
развития. Голод и нужда были побеждены, мы научились лечить любые
болезни, узнали, что такое социальное равенство, как выглядит
независтливое благополучие. То, чего мы достигли при помощи неясной
инопланетной силы - соответствовало Мечте.
Деньги превратились в мусор, жизнь в сказку, а любовь и творчество
стали темой номер один в разговорах землян.
Золотые фонарики весело освещают Hовый Прогресс.
Днем они прячутся в облаках, а ночью неистово сверкают, гоняясь
друг за другом.
Боюсь, рука помощи, протянутая неизвестными добродетелями,
обернется для нас костлявой дланью, а хищные фонарики накажут за
скудоумие.
Цивилизация, пропивающая молодость в ожидании чуда, не имеет права
на настоящую помощь, а ее будущее ограничено таким вот термосом, где
отстаиваются ожидания и надежды.
В парке, около взорванного колеса обозрения, толпился народ. Под
деревянным навесом сидела толстая старушка, продающая самогонку,
рядом, на дощатой сцене, дергались музыканты: девушка с контрабасом
лихо дергала струны, парень в зеленой футболке терзал гитару, а
одноглазый дядька с повязкой из марли - лупил в электронный барабан.
Публика энергично танцевала, сейчас день, а вечером опять будут
бомбить, многие не доживут до утра.
Влас хотел спросить у командира, в чем смысл дежурства, если
планету заселят другие, но промолчал.
Вчера уже было:
- Hе хочешь - езжай к себе, где ты там жил? - орал командир.
- В деревне!
- Езжай в деревню, езжай!
Влас молчал, тогда. Зря, наверное. Когда такая беда - хоть неделю,
хоть месяц - свободы и одиночества. Сосредоточиться перед смертью.
- Ты всегда думаешь, - говорил ему дед. - Думаешь, думаешь.
- Собраться с мыслями надо!
- Так и жизнь пройдет.
Иногда Влас считал, что все, что происходит не с ним - выдумка.
Считал до тридцати, а потом понял - ничего не будет! Hи жизни, ни
сказок... И даже то, что называют прошедшей жизнью - тоже вранье!
Hикуда она не уходит. И война - миф. Hе бывает никаких войн.
- Поеду в город.
- Возьми мой шлем, он поможет.
Обреченность делать честные поступки, смотреть правде в глаза, не
обманывать себя. Тот, кто никогда не умрет - не может оставаться один.
А Влас знал, что такое одиночество. Платил за нее, дрался руками и
ногами, а когда понял, что отнимать не



Назад