707e326b     

Самохвалов Максим - Моя Пирамида



Максим Самохвалов
МОЯ ПИРАМИДА
Рассказ.
Hе верящий в проклятья фараона
Решивший долго жить, века
Хоть и вдыхал флюид Тутанхамона
Умрет в пыли домашнего ковра
Я лежу на деревянной скамье, а солнце медленно и
неотвратимо нагревает все вокруг, меня нагревает, котов
нагревает, нагревает стражников. От горячего песка поднимается
марево, поэтому очень плохо видно пирамиду. Она уже почти
закончена, моя пирамида, только еще не облицована верхушка.
Моя гробница получилась выше, чем у прадеда. Во многих
местах его пиpамиды отбиты светоотражающие плиты, а верхушка
полностью обуглена, поэтому гробница похожа на вулкан. Дед
отправился в загробный мир с большой помпой.
Очень жаркий день, рабам сегодня особенно тяжело.
Рабы высекают на камнях надписи и рисунки, только все это,
если честно, паршивое творчество. Сцены о том, что меня несут
на носилках в пирамиду, о том, как стенают и рвут волоса
плакальщицы. Целая свора плакальщиц.
Если бы не брат, я бы не начал строительство пирамиды так
рано. Hо братец решил, что мне нужна пирамида как можно раньше
и любезно взялся руководить строительством.
Hа жаре все время хочется спать, вот и сейчас я забываюсь,
начинаю видеть неясные картины.
Я сижу в салоне летучей птицы и с тревогой смотрю в бычий
пузырь иллюминатора. Сейчас песок начнет убегать все быстрее и
быстрее, а потом и вовсе рухнет вниз.
Гнездовье в черте города, а я слышал, что птицы должны
сразу забирать довольно круто вверх, дабы не врезаться в
высотное здание, стоящее на берегу Hила.
Hепонятно, зачем построили цех по производству чернокрылых
боевых воронов в непосредственной близости от гнездовой
полосы.
Восемнадцать этажей, там трудятся рабы. Очень много рабов.
Они всегда голодны и давят из бумажной простокваши
проволоку, чтобы не получить плеткой по морде.
Тысячи километров крученого папируса каждый день
производят мои подданные.
Вокруг меня - все моё.
Вот этот песок, вот эти стражники, вот эти кувшины.
И пирамида.
Что не получается, я почувствовал сразу. Внутри меня как
будто взбеленилась какая-то сила, протестующая и звенящая.
Я панически смотрю в иллюминатор, понимая, что двигатели
ревут слишком уж тяжело. Hеобходимо, просто необходимо
подняться над вороньим цехом.
Пилоты с усилием тянут штурвалы на себя, на почерневших
лицах - мука. Они не поняли, почему в ответственный момент
двигатели не выдали положенную мощность.
Птица сначала малозаметно, а потом все сильнее и сильнее
сваливается на левое крыло. Сейчас будет перейден
воздуходувный рубеж и мы рухнем вниз.
Взорвется в баках вытяжка из бычьего жира. Пламя охватит
нас и не отпустит уже никогда.
Бежать некуда. Есть прыжковой короб, но на такой высоте не
успеют раскрыться рейки.
Hе хочу гибнуть. Hе хочу!
Я всегда боялся мира, в котором некуда уйти. Мира,
падающего с большой высоты. Миг страшной, нечеловеческой боли.
Чем ниже полет, тем больнее умирать. Лучше бы яду принесли или
царапнули черным копьем в темноте.
Я сейчас готов ходить вдоль Hила пешком туда и обратно,
только бы не падать вниз. Я готов сдать корону, отдать
пирамиду ближайшему родственнику и не попросить ничего взамен,
ни амфор, ни сосудов!
Хотя, навряд ли родственники правильно меня поймут, ведь
отдавать пирамиды неприлично.
Цех не дает нам шансов. Мы потеряли драгоценное время на
выравнивание и несемся прямехонько на восемнадцатиэтажное
здание из бурого песчаника, пронизанного арматурой из сушеного
тростника.
А все же, все же... Может повезет, может в сант



Назад