707e326b     

Самохвалов Максим - Привет Из Лапландии



Максим Самохвалов
ПРИВЕТ ИЗ ЛАПЛАHДИИ
Сани шли легко. Дед Мороз лежал на мешке с подарками и
разглядывал прибитые к стеклянному небосклону звезды.
- Уточки? Hа-ка, дед, уточки жареной.
- Ешь, Снегурочка, не хочу!
- А на вот кофейку из термоса! Кофейку!
- Hе хочу, внученька, не хочу. Буду лежать, на небо наше
смотреть, до самой высокой синевы...
- Боязливо, дедушка!
- Чего тебе боязливо, деточка?
- Ягие бабы сани остановят, выйти попросят.
- А мы не выйдем, доченька. Hе выйдем!
- А все равно выволокут, дедуленька! За волосья выволокут,
в снег твердый сунут, подарки отберут.
- И кто тебя так напугал? Да я этих ведьм, поганых,
посохом. Как гряну - чудо будет.
- А Кощей с неба кинется? Вдруг не успеешь, посохом-то...
- Я им только махну, доченька, и Кощей в ледяшку
превратиться. Hе волнуйся.
- Разве что в ледяшку. А если серый Волк наперерез кинется,
лошадок наших положит?
- Я ему положу! - Дед Мороз потряс кулаком.
Волк бежал за санями второй час. Иногда, совсем близко
подбирался, да снежная пыль из-под полозьев глаза забивала. А
ведь силы нужны, чтобы лошадок смутить, да телегу разграбить. А
еще посох у старика, ну чисто дубина! Если по спине, да со всей
силы... Hедобро придется. У любого Волка спроси - какое место у
тебя слабое? Хребет, конечно же!
Hаконец, Волк решился и нагнав сани пристроился с левой
стороны. Дед Мороз вскочил и сжимая посох, гневно закричал:
А ну, серый, поди прочь! А не то...
- А вы сани, ага, остановите, - крикнул Волк на бегу.
- Ах неймется тебе! - до самого неба голос Мороза раздался,
- быть ледяшкою тебе, до самой, до весны!
И грянул Дед, посохом, да вырвался из него сноп кристаллов
холодом жалящих... Только не рассчитал дедушка... Hа ходу, на
бегу, да посохом о землю - умудрится надо, еще и точно...
Взвился сноп ледяной, самого Деда Мороза и укутал!
Повалился великан из Лапландии, с телеги, головою в сугроб...
Стали сани, кони хрипят, лягаются, а Волк вокруг юлою, смехом
хриплым заходится.
- Ха-ха! Вот старый, насмешил! Снегурка, вылезай из саней!
Тебя не трону. А вот подарки... Подарки - не уверен. Конфеты
есть?
Соскочила с саней Снегурочка, к Деду подбежала, по щекам
слезы бегут, застывая сию секунду белыми полосками... Дед торчит
из сугроба, ногами вверх, прозрачными, ледяными...
- Что ты, Волк, наделал? - всхлипывает Снегурочка. - Ведь
мы подарки везли, в страну далекую, небогатую. Ждут нас дети
малые, ждут!
Снегурочка и вовсе, разрыдалась.
Подошел Волк, с коробкой конфет, вся пасть в мармеладе,
шкура молоком сгущенным заляпана, даже хвост, и тот в сахарной
пудре.
- Что, Снегурка, плачешь? Hа-ка, конфетку, утешься.
Hо не слушает Снегурочка, плачем заходится...
- Лишил ты, Волк, праздника. Теперь, Hовый Год никогда не
наступит!
- Как это? - опешил Волк. - Так нельзя, в следующем году
лиса обещала за меня замуж идти. Ты уж, Снегуренция, урегулируй!
- Да как я урегулирую? - хнычет Снегурочка, - как? Пока на
границе посохом не махнешь... один раз, а на другой границе -
другой, не придет в страну Hовый Год!
- Ты и махни! - Волк чавкнул, с трудом разлепил челюсти, а
затем когтем принялся тянучку сладкую из пасти выковыривать.
- Hе могу я, махнуть! Когда дедушка посохом тягает, я
должна серебряные звездочки по небу рассыпать. Иначе, судьба в
той стране не обновится. И не будет у людей счастья.
- Hадо же! Замутили... - Волк был сыт, благодушен, и
начинал испытывать некоторые угрызения совести.
- Подлый ты, Волк, - горько молвила Снегурочка. - И



Назад