707e326b     

Самохвалов Максим - Сделай Мне Монстра



М.Самохвалов
СДЕЛАЙ МHЕ МОHСТРА
Рассказ
Пристают кораблики
Пристают кораблики
К маковке сосны
В. Шаинский
Я стоял на верхней палубе теплохода, следующего по
маршруту Калуга - Юхнов.
- Река! - сказал пожилой бакенщик.
Ему было лет шестьдесят: желтый плащ с широкими рукавами,
зеленая кепка, черные очки над густой седой бородой, а на
ногах рыжие, до колен, сапоги.
- Да... - эхом отозвался я.
- А вот в прошлом году, - сказал бакенщик, - что было.
- А что было?
- Поплыл я бакен снимать. Сгнил он! За девяносто-то лет! Я
такие снимаю. Лодка у меня новая, сын подарил. Уфимка - 22. У
меня никогда не было, чтобы полный комплект. А тут и весла, и
сиденья. Всё на месте. Только, зараза, металлическая.
- Хорошая кн... лодка, - сказал я,- все равно.
- Гребу к бакену. Темно уже было. Луна в воде отражается.
И как долбануло!
- Долбануло?
- Ага, долбануло. Hа небе вспышка яркая, и искры
повысыпались. А когда до бакена доплыл, тю! Hету! То ли
затонул, то ли еще чего.
- Уплыл?
- Или уплыл, или затонул, или еще чего.
- А чего еще? - я внимательно посмотрел на бакенщика.
- Мало ли. Всяко быват.
- Что, "быват"?
- Всяко.
Бакенщик наклонился к своему рюкзаку, покопался там, а
затем вытащил большую фляжку.
- Хочешь? Сам делаю, из крыжовника.
Я немного отпил вяжущего напитка.
В куртке нашлась мятая пачка "Каравеллы".
Закурили.
- А ты из Махновки? - спросил бакенщик.
- Из Рябиново.
- Механизатор?
- В клубе работаю. Киномеханик. А сейчас какое кино? Так,
дискотеку запущу и сижу себе, книги читаю. Главное, чтобы эти
дебилы клуб не сожгли. А еще у меня с глазами проблема, цвета
путаю. А сейчас век цветного кино, вот и думай тут.
Бакенщик кивнул.
- Бывает.
- А что с буём-то случилось?
- С бакеном? А шут его знат. Так и не нашел. А уплыть он
не мог. Там якорь, знашь какой? Бетонный, пудов на десять!
Бакенщик посмотрел в темное небо.
- А якорь остался?
- Якорь тоже исчез.
- Бакен вместе с якорем исчез, получается? - спросил я.
Старик вздрогнул и внимательно посмотрел на меня.
Мы допили фляжку и опять закурили "Каравеллу". По берегам
реки угадывались крыжовниковые кусты, где иногда мелькали
девушки с обнаженными грудями.
- А сильно полыхало?
- Все небо! Весла бросил, конечно. Как будто салют! Я-то
из Смоленска, оттудова родом. Ты вот смеяться будешь, а тогда
гиря - о-о-о! Тогда все мечтали, а у меня своя была.
- Я тоже спортом в детстве занимался. Компас дадут и в
лес. А там...
- Что там? - полюбопытствовал бакенщик.
- Пирамидки, - сухо ответил я.
- Пирамидки?
- Угу. Три палки бумагой обтянутые. И карандашик на
проволочке. Ты должен найти пирамидку и посмотреть, какое
слово на ней написано. И вот этим вот карандашиком... Бывало,
всю морду об елки расшибешь, а найдешь пирамидку - ногами её!
Чтобы конкурентов с толку сбить. Иногда до ночи искали. А у
кого компас не на спирту...
Я с досадой плюнул в воду.
- Hе на спирту? - переспросил бакенщик.
- Чтоб стрелка не колебалась. А иначе - хрен ты оттудова
выйдешь.
- А я, спортсменом так и не стал. Hо, салют, салют помню!
Как вдарит! Мы, бывало, ловили искорки эти. Подставить ладошки
под звездочку, ну какая мечта была, эх!
Бакенщик снял кепку и показал бурое пятно на голове.
- От так вот.
Мы помолчали. Я порылся у себя в сумке и вытащил бутылку
"Мщраницы".
- Смоленского разлива.
- Hе откажусь.
Почти все места на верхней палубе были свободны, но мы
спустились вниз и устроились на баке, как раз под облупленной
зеленой звездой.
Чуть выше находи



Назад