707e326b     

Саморукова Наталья - Сезон Охоты На Падчериц



det_irony Наталья Саморукова Сезон охоты на падчериц Денежный клиент погиб при очень странных обстоятельствах. Однако он успел взять с Насти Голубкиной обещание позаботиться о своих дочках. Но что это за дочки! Настоящие ангелы ада.

И именно с ними владелица «Бюро семейных расследований» вынуждена отправиться в далекое путешествие. Уж не они ли расправились с папочкой? И не расправятся ли они так же легко с самой Настей?

 Но когда любимый муж увлекся молодой красивой коллегой, риск доставляет особое удовольствие.
2006 ru Natalya Samorukova samorukova@armada.ru FB Editor 13.09.2006 http://www.armada.ru A8EEB482-58A2-4033-9D94-5330073303F3 1.1 Сезон охоты на падчериц Альфа-книга М. 2006 5-93556-709-1 Наталья Саморукова
Сезон охоты на падчериц
ПРОЛОГ
Январь — не лучшее время для поездки в Венецию. Промозглый ветер, с легкостью проникая под стеганый пуховик и шерстяной свитер, гоняет по коже мурашки, пальцы коченеют в пуховых перчатках, уши леденеют от холода.

Если верить синоптикам, температура воздуха в это время года колеблется в Венеции около ноля градусов, склоняясь в сторону плюса. Но так сильно я не мерзла даже в лютый российский мороз.
Странный город. Он и летом, наверное, производит неоднозначное впечатление, а уж зимой… Насквозь сырые фасады, с которых слоями, будто грим куртизанки, сползает штукатурка… Невероятно знаменитый своей красотой Дворец дожей с легкой двухъярусной колоннадой внизу и тяжелым верхним массивом в этот час кажется просто серой громадиной и все равно завораживает взгляд. Причудливое зубчатое навершие его крыши предынфарктной кардиограммой скачет по чистому, холодному небу… Ржавая вода каналов дышит замогильным холодом, и кажется, что нет на земле более бесприютного места.
Но туристов на удивление много. Короткими перебежками от кофеен до сувенирных лавок они двигаются от вокзала до Большого канала и обратно, скупают поддельное стекло из Мурано, отмахиваясь от голодных голубей, фотографируются на площади Сан-Марко, трут красные от холода носы и бодрятся изо всех сил.

Каждый, видимо, старается в меру возможностей оправдать расходы на поездку. Я топчу древние мостовые на чужие деньги, что могло бы немного утешить. Но не утешает.
— Ну ты как? — Голос Гришки в телефонной трубке такой родной, что хочется плакать.
— Все ужасно, ужасно, ужасно, — лепечу я, приваливаясь к ближайшей витрине.
— Синьора? — вопросительно смотрит на меня продавец.
Я спешу отскочить в микроскопический переулок и там уж даю волю чувствам.
— Кошмар, Гриш. Я ничего не понимаю. Их нет второй день, телефоны недоступны, каждые полчаса мне звонит Ангелина. А я даже в местную полицию пойти не могу.

У меня нет паспорта. Он остался у них. Карта заблокирована, наличных — сто евро с копейками.

Мне кажется, я медленно схожу с ума.
— Ждем еще один день, и потом я вылетаю. Хорошо? Еще день ты продержишься? Вечером я снова буду на связи.
Но вечером события закрутились столь стремительным образом, что о звонке я даже не вспомнила. К полуночи скопилось семнадцать непринятых вызовов. Однако это была сущая безделица по сравнению с тремя трупами, свалившимися на мою голову.

Строго говоря, свалились они, конечно, не на голову. Да и трупами их можно было считать с большой натяжкой. И если совсем уж начистоту, седой как лунь итальянский карабинер не имел никакого права смотреть на меня таким подозрительным взглядом.

И все-таки смотрел. И мой не по-зимнему яркий загар, и кошмарный английский, и разукрашенный визами вновь обретенный паспорт, все внушало е



Назад